Ревия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревия » Принятые анкеты » Разум ведёт


Разум ведёт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, фамилия, прозвище
Август Адальберт.

2. Раса, пол и возраст
Полукровка-дракон, мужчина, 184 года.

3. Род занятий
Шатар белой некромантии, предприниматель.

4. Гражданство
Форград.

5. Внешность
По внешнему виду Августа довольно просто определить, что он относится к аристократии Форграда. Ему около тридцати пяти на вид. Он высок и подтянут, и хотя не может похвастать завидным разворотом плеч, всё же не производит впечатление жерди. Держится прямо, но не свысока, движения свободные, но неспешные. Говорит низким баритоном, редко повышает голос.
Шатен. Не отпускает волосы ниже шеи, держит себя в порядке даже во время напряжённой работы. Под шевелюрой, если провести рукой, можно ощутить несколько твёрдых наростов над височной областью, по паре с каждой стороны головы. Черты длинноватого лица приятны, но не представляют собой ничего выдающегося. Глубоко посаженные глаза тёмного и неяркого синего со стальным оттенком глаза не имеют белка и рассечены вертикальным зрачком. Тонкие бескровные губы скрывают здоровые зубы со слегка удлинёнными клыками. У висков заметна светлая и мягкая чешуя. Ещё участок, покрытый чешуёй, можно найти на загривке Августа.
Руки холёные, и очевидно более привычны к перу, нежели к грубой работе. На всём теле нет ни одного шрама или заметного увечья.
Из одежды в столице предпочитает вещи с виду не вычурные, но исключительно качественно сделанные, из дорогих материалов и из-под рук лучших мастеров. В провинции одевается добротно, но без привлекающих внимание изысков. Чаще выбирает тёмные и приглушённые тона.

6. Характер
До начала нового миллениума уравновешенный и невозмутимый Август был очень тихим омутот. Его видимые спокойствие и неспешность часто вводили в заблуждение, заставляли полагать его более безобидным, чем он есть на самом деле. В скорости реакции он и в самом деле изрядно уступает боевым магам и обученным воинам, но живой ум, осведомлённость и предусмотрительность позволяет ему заранее заботиться о том, чтобы угрожающих ему ситуаций просто не было.
Нынче Август гораздо менее флегматичен и более не производит впечатление «подмороженного». В основном этот факт связывают с уходом его из Догмы.
C трудом переносит вынужденное безделье, не занятое хотя бы приятной беседой с друзьями. С последними проявляет себя как остроумный и ироничный собеседник, со всеми остальными — убийственно вежлив, и не более. Склонен всегда и во всём полагаться прежде всего на разум и логику.
Не то, чтобы совсем не любит людей, но довольно низко их оценивает, за исключением очень ограниченного круга лиц. И просто науку любит больше.
Очень высокого мнения о себе и своих умственных способностях, потому без должного обоснования его очень сложно переубедить в устоявшемся мнении. Так, положим, он со всем уважением относится к закону о запрете некоторых сфер магии, но видит причину запрета не в отвратительности практики, а в крайней глупости людей, её использующих. Он не глуп — следовательно, закон не может помешать ему в изучении полезных аспектов. Ну, и это не повод трубить о своих знаниях на каждом углу.
Август вообще весьма скрытен и доверяет очень небольшому числу лиц. Что типично для мага и члена Ковена, пусть и бывшего.
Ценит красивые, не вычурные, хорошо сработанные вещи, комфорт, хорошие вина и вкусную еду, и пусть подавятся ботвой еретики со своей модной «здоровой пищей», а также ценители блестяшек. Мир спасёт умеренность.
При этом, как и все коллеги в ветви магии, начисто лишён брезгливости. Порой это стоит его вещам жизни (да что там — довольно часто нежданный визит Фауста прописывает им безусловный абзац, а он не один такой нуждающийся), но и к ним Август недостаточно привязан, чтобы в самом деле огорчаться.
Не любит годовщину своего рождения, поскольку испытывает в этот день беспричинную меланхолию. Предпочитает этот день проводить затворником, не браться за серьёзные дела, тем более — за целительство.
● Отличительные черты: трезвость суждений, ирония, осмотрительность.

7. Биография
Спокойный и уравновешенный характер Августа — вовсе не результат удачного расположения звёзд в день его рождения*.  Для того, чтобы обуздать страсти и перестать метаться, ему пришлось набить бесчисленное множество шишек. Перемена произошла с ним не вдруг и не сразу, но теперь Август едва ли похож на того парня, что порывался сбежать из дома на поиски своего настоящего отца. Сладить с ним можно было лишь силой, но этим его деда — мясника, живущего в Сакаци — Создатель не обидел. Не рад он был, что дочь принесла в подоле змеёныша, но делать было нечего, а зверем, чтобы топить младенца, дед не был. Но когда змеёныш в ходе очередного побега спалил сарай с помощью одних только рук, а после отправился в школу, мясник вздохнул спокойно*. Из школы Август тоже хотел убежать, да и сбежал, но прежде, чем заметили его пропажу, сообразил, что будет скучать по ребятам, да и по дурной этой науке тоже — за несколько дней ему уже успели рассказать что-то интересное, а пообещали ещё больше. Так что Август вернулся, и более сбежать не пытался. Разве что когда крупно дрался со сверстниками и старшими ребятами, за что грозила нехилая выволочка. Но и тогда принимал наказание, но терпел. Уже пристрастился к знаниям.
Разумеется, после окончания школы*, ему пришлось работать. Из дома не справлялись об его здоровье, и, вероятно, надеялись, что змеёныш где-нибудь там сгинет сам, не обременяя совесть родителей. Августу повезло, они с герратом белой некромантии пришлись друг другу по душе, а Августу пришлось по душе постигать загадки тел живых существ. Внук мясника, он не боялся вида крови, не приходил в ужас от вида сизых кишок и необходимости перебирать их содержимое, спокойно переносил запах гниющей плоти. Собственно, всю самую грязную работу и нужно было делать, без надежды учить, собственно, заклинания. Но как-то исподтишка, на основе наблюдений и подглядываний в записи, едва не потеряв все пальцы на руках, но дважды расставшись с бровями, Август во-первых, добился того, чтобы мастер начал его учить, дабы хотя бы не убился своей самодеятельностью, а во-вторых, сдал, наконец, экзамен для вступление в Конклав*.
После, казалось бы, всё пошло как по маслу: искренне увлечённый делом Август не замечал, что пашет как вол, зато его навыки быстро совершенствовались, и под присмотром наставника он начал изучать второй круг белой некромантии. Дело затягивалось, поскольку легко загорающегося молодого полукровку постоянно заносило, и он вдруг начинал интересоваться заклинаниями тёмной некромантии, и это сильно тормозило процесс. Но через восемь лет экзамен на второй круг он сдал*, и ещё семь лет ассистировал наставнику, попутно пытаясь написать работу о пороках сердца. В ходе этого исследования он и провалился, когда решился на дерзкий эксперимент по воздействию на сердце живого, но больного человека магией, которая должна была помочь только теоретически. Пациент ожидаемо скончался, Август изумился такому исходу, а наставник разозлился так, что едва Спящего криком не разбудил. Август орал не меньше, но правда была не на его стороне, и он в страхе за свою шкуру бежал из столицы*.
Как бы там ни было, но ремесло оставалось при Августе, и в конце концов он стал не так уж плохо жить на юге государства, где магией, а где и наукой исцеляя местное население от разных хворей, сводя чирьи, а то и скотине помогая. Дело ладилось, но было тошно, поскольку для самостоятельных изысканий у него всё ещё не хватало базовых знаний. Вот теперь мизинца и безымянного пальца на левой руке он всё же лишился, и на время забросил опасные эксперименты, но от расстройства так сдал в характере, что умудрился восстановить против себя всех местных жителей и был вынужден уйти ещё дальше.
Ещё дальше ему встретился отряд кронрейтаров. Перепугав беднягу до полусмерти, вояки выспросили у Августа обо всём, что он видел по дороге, но возвращать в столицу или казнить на месте не поспешили, а там и вовсе отпустили, изрядно беглеца озадачив. Но тогда он не придал этому значение, поскольку через полдня повстречал то, что искали кронрейтары. Тех. Их было двое: отец и дочь, и дочь была чертовски хороша, как на взгляд Августа. Он помог парочке разыграть спектакль перед что-то заподозрившими селянами, те в свою очередь согласились взять его с собой через границу, как только они закончат дела в королевстве. Ждать долго не пришлось, но за это время у Августа успело всё перевернуться от чувств, а отца прелестного создания — появиться шкурный интерес, следуя которому, он не препятствовал общению молодых.
Так Август оказался в Изваре* под именем Альберт, в обществе горгульи-полукровки Нинель и её отца-человека Пьеро — мага крови. В Августе старик обрёл подопытного кролика: влюблённый идиот был готов на всё ради больших глаз Нинель, а та, в свою очередь, была крайне предана отцу. Оглядываться по сторонам влюблённый идиот всё же не забывал, науку он всё ещё любил куда больше благостного безделья, и когда его не глодала жизнь семейная — пытался понять магию Пьеро. В конце концов ему даже удалось вернуть оторванные пальцы, а после исказить их так, что и не скажешь, будто рука больше семи лет была искалечена. Книгу о ветви власти Август нашёл уже самостоятельно, разобравшись в текстах Пьеро (который также где-то их тихо стырил и ушёл, а они, на беду, на старом языке) немного лучше его самого. Правда, из похода он принёс не только трофей, но и слегка изменённый взгляд на жизнь. Нинель всё ещё была хороша, а вот служить персональным истоком для её папы уже не хотелось, и конфликт развивался более года, и рано или поздно определённо бы привёл к прямой стычке, но Пьеро как-то очень вовремя умер*, в пух и прах разругавшись со здоровенным горгульей-соседом. Август убедительно делал вид, будто он ни причём, Нинель убивалась не на шутку, и в этом горе оказалась так отвратительно истерична, что Август затосковал.
Итог у этой странной, не обременённой кольцами семейной жизни был довольно неожиданный. В ответ на откровенные манипуляции Нинель, Август научился делать спокойное лицо и манипулировать в ответ, да так, что в конце концов сдал её чуть ли не с рук на руки человеку «не такому достойному и благородному, но не иначе как судьбой предназначенному»*. Проводив её, Август сначала долго смеялся, потом стыдился думать о своих действиях, но под конец махнул рукой и собрался в новый путь, искать книги, более полезные в его сфере интересов.
Многого он не нашёл, зато умудрился стать пристанищем для кошмара. Ему хватило знаний, чтобы распознать заражение практически в самом начале, но практически все свои средства Август потратил на то, чтобы найти мага души. Впрочем, в накладе он не остался, после изгнания кошмара через некоторое время стянув у спасшего его мастера книгу о магии души. Можно сказать, в отместку за отказ делиться знаниями добровольно на правах наставника. Пережить повторение специфического опыта сожительства ему не хотелось, а там, где были записи об изгнании духа, могли найтись и инструкции по защите. Но оставаться в городе после этого был не резон, любовь его больше не держала, так что из двух зол Август выбрал меньшее и отправился на родину, в Форград, уплатив за проезд всё, что у него ещё оставалось*. Несколько месяцев он держался у границ, собирая слухи и вести, но в итоге направился в столицу, где его, вопреки опасениям, никогда и никто не искал.
Как оказалось, смерть его пациента в те далёкие годы была списана на естественные причины. Единственного же, кто знал правду, довольно давно проглотили интриги высшего круга. Август посмеялся над собой и своей глупостью, подтвердил былое звание и занялся поисками наставника и пути, который некогда оставил. Времени, чтобы вырваться из младшего круга, у него ушла уйма, в основном из-за бесперспективности основного вектора исследований — Август искал способ отодвинуть или вовсе победить старость, которая даже высших некромантов ставит в тупик. Но эти разработки неожиданно принесли ему неплохой доход, когда разработанный им ритуал оказался популярен среди высшего общества, поскольку был приятен в исполнении и без особого труда поднимал тонус и здоровье, а также видимо омолаживал человека. Этот доход самому Августу стоил изрядной доли человеколюбия, но в итоге всё обернулось даже к лучшему.
Новое столетие с его грозным прогнозом застало Августа на третьем круге, на котором он прочно застрял. Пытаясь отвлечь себя, он вовсе переменил зону действия и вместе с группой магов отправился по местам истоков, а после — в первую исследовательскую миссию в Извару. В этом путешествии он нежданно-негаданно встретился с тем, о ком и думать забыл — величественного дракона цвета вечернего неба. О подробностях той встречи, не столь уж случайной, как ему сперва показалось, Август никогда не распространялся, как и о самом факте диалога с отцом, но это повлияло на него не меньше, чем спрауг.
По возвращении он с новыми силами взялся за работу, и любопытствующие окольными путями выяснили, что у Августа нашлось новое вдохновение на старую работу. От него отстали, посмеиваясь, Авугст же ещё медленнее стал постигать лестницу званий, поскольку не на шутку заинтересовался не цветом нитей, а самими нитями.
Для острастки левых лиц он всё ещё проводил исследования и писал труды о продолжительности жизни на Ревии, о влиянии аномалий, ему верили. Всё ещё нежно любя всё, что связано с чудом функционирования живого организма, Август продолжал учить белую некромантию, не гнушаясь заходить на территорию тёмных. Для этого он умело вызывал наставника на слабо, отчего получал много интересных наблюдений по части магии и теоретических знаний по части нецензурной лексики. Так однажды его наставник взял под ноги свалившийся труп, да оживил его*. Август тогда долго испытывал к восставшему из мёртвых нездоровый интерес, и останавливало его только ещё недостаточное владение заклинанием проникновения. А как было любопытно залезть внутрь и найти какой-нибудь след того, что жизнь прерывалась и была восстановлена... но когда Август овладел заклинанием, Фауст уже исчез. Вновь его Август встретил три года спустя* и, внезапно, в Изваре. Обоим было что терять, оба не отличались особым пиететом перед запретом на магию крови, так что трагедии не вышло, зато вышла хорошая дружба.
По возвращении в Форград Август женился*. Не потому что влюбился без памяти, а просто потому что в его понимании это соответствовало статусу. Потому жену выбирал из хорошей семьи и подходящую ему. Таковая нашлась, и, несмотря на то, что Август всё ещё больше любил науку, через три года у него родилась дочь*, а ещё через два — сын*. В это время Август довольно серьёзно занялся собой, а для этого исключительное внимание уделил своему окружению. Поднявшись достаточно высоко и оказавшись на пятом круге, Август предпочёл потратить баснословные усилия только на то, чтобы все интриги обошли его стороной. Он вежливо уступал дорогу к граблям и вырытым по его душу ямам всякому, кто желал вызвать его на прямое противостояние, чаще всего просто стравливая наступающих с двух сторон меж собой. И как-то так получилось, что его чуть ли не уговаривали вступить в Ковен*. Ну, то есть, сцены не было, но что-то такое витало в воздухе. Тем же макаром Август добился места и в Догме*, и вроде бы всё хорошо… но, как оказалось, всё положение ни разу не приближает его к знаниям, которые бы позволили ему объять необъятное.
К концу тысячелетия Август почти потерял надежду, но случайности познакомили его с неожиданно осведомлённым магом души, а после — с ведьмой. Неизведанные области знаний увлекли его настолько, что с началом тысячелетия он покинул Догму и Ковен, и нынче занимается исключительно наукой. В обществе, осуждающем и магию души, и ведовство, считается, что Август покинул Догму из-за оскорбительного по формулировке завещания магистра Догмы, а также из-за заключения, связанного с его убийством. Репутация человека осторожного, и даже трусливого, после этого только укрепилась.
● Семья персонажа
Отец — ледяной дракон Рагаххар. Мать давно как умерла своей смертью, довольно многочисленные сводные племянники не представляют для Августа интереса.
Женат на урождённой виконтессе, а ныне графине Алиндис Адальберт.
Дочь Олвен — ксара иллюзий, состоит в Конклаве.
Сын Алан — кронрайтер.

8. Способности
● Бытовые: не пропадёт в дикой местности, не потеряется, выживет. Живя в одиночестве, не зарастёт грязью и не умрёт с голода, не потонет в быту, не будет беспомощен перед необходимостью что-то починить или собрать. Сносно ездит верхом. Виртуозно манипулирует окружающими, хороший актёр одной роли. Варит божественный кофе.
● Науки: грамота, древний язык, драконий язык, математика, анатомия, медицина, биология, фармацевтика, артефакторика на среднем уровне, теория магии, ритуалистика, история, Морф.
● Магия: Белая Некромантия (5 круг), Тёмная Некромантия (2 круг), Магия Крови (жизнь, мена, власть, чара) на уровне шатара, последние две ветви — относительно плохо, Магия Души (3 стоп), ведовство на самом начальном уровне, зачарование.
● Боевые: неплохо обращается со стрелковым оружием королевства, в остальном полагается на реакцию, как таковой боец аховый.

Отредактировано Август (2014-12-11 15:24:29)

+2

2

http://s9.uploads.ru/yGS1D.pngА теперь...
Создайте почту > Шкатулка документов
Оформите хронологию > Мемуары
не забудьте про отношения > Родословные и узы чувств

Потом...
Заполните профиль > Заполнение профиля
Оформите аватар > Заказ аватара + рамка на аватар
Отметьтесь в переписи > Перепись населения
Этот раздел поможет найти квест > Квесты

Если что...
А тут можно найти соигрока > Поиск соигрока
По всем вопросам вам нужно обращаться сюда > Книга жалоб, предложений, вопросов и просьб

0


Вы здесь » Ревия » Принятые анкеты » Разум ведёт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC